Авторизация
Корзина
Корзина пуста

Лучшие средства для лечения Рака

Статьи
Новости сайта
Метки
amigdalin

ПОЧЕМУ РАК НЕИЗЛЕЧИМ БЕЗ ВОССТАНОВЛЕНИЯ МИКРОФЛОРЫ

"Цивилизованный" стиль питания привносит такие патологичные изменения в биохимический статус организма, что, зачастую, появляются метаболические дисбалансы, которые становятся необратимыми. Серьезность этой проблемы еще в том, что в большинстве случаев алгоритм нарушений невозможно предвидеть и просчитать. Существенного прогресса знаний о глубинных процессах трансмутаций пищевых элементов не наблюдается, а кардинальной трансформации весьма убогой по смыслу академической теории сбалансированного питания в ближайшие годы не предвидится. Базовая ошибка, это балансировать пищу по результатам подсчета калорий (углеводов), жиров, белков, витаминов и минералов без учета всех нюансов системы пищеварения вне контекста метаболизма, ферментного комплекса и функционального состояния самого организма.


ПОЧЕМУ РАК НЕИЗЛЕЧИМ БЕЗ ВОССТАНОВЛЕНИЯ МИКРОФЛОРЫ

 В этой статье, я затрону проблему здорового питания, которая является одной из самых важных по значению для нормальной жизнедеятельности и, более того - выживания всего человечества. В современном, «цивилизованном» обществе, структурность питания определяется громоздкой технологией, в которой естественные и синтетические (промышленные) технологии сочетаются в большом количестве негативных комбинаций.
  Решая, казалось бы, благую задачу по производству пищевых ресурсов для обеспечения постоянно растущих потребностей в пище, производители, находящиеся в состоянии коммерческой меркантильности, не желают замечать, что выпускаемый ими продукт должен, хотя бы на минимальном уровне, соответствовать актуальному стандарту естественной биохимии усвоения пищевых веществ, установленному в ходе продолжительной эволюции организма человека.

 Эта непродуманная практика привносит такие патологичные изменения в биохимический статус организма, что, зачастую, появляются метаболические дисбалансы, которые становятся необратимыми. Серьезность этой проблемы еще в том, что в большинстве случаев алгоритм нарушений невозможно предвидеть и просчитать.
  Существенного прогресса знаний о глубинных процессах трансмутаций пищевых элементов не наблюдается, а кардинальной трансформации весьма убогой по смыслу академической теории сбалансированного питания в ближайшие годы не предвидится.
  Базовая ошибка - это балансировать пищу по результатам подсчета калорий (углеводов), жиров, белков, витаминов и минералов без учета всех нюансов системы пищеварения вне контекста метаболизма, ферментного комплекса и функционального состояния самого организма. Но, даже если произойдет колоссальный прорыв в этой области, приемлемой адекватности не стоит ожидать минимум по одной, но весьма веской причине.
  Дело в том, что наш человеческий пищевой рацион (или комплект питательных, каталитических и токсических веществ) в значительной степени зависит от состояния актуальной бактериальной флоры, ее биотического баланса в том же кишечнике. Общая численность микроорганизмов, обитающих в различных частях организма человека, примерно на два порядка превышает количество собственных клеток. Совокупный вес микроорганизмов человеческого тела составляет около 3-4 кг.
  Наибольшее число микроорганизмов приходится на желудочно-кишечный тракт (ЖКТ), включая ротоглотку (75-78%), остальные заселяют мочеполовые пути (до 2-3% у мужчин и до 9-12% у женщин) и кожные покровы. У здоровых лиц в кишечнике насчитывается более 500 видов микроорганизмов. Общая масса микрофлоры кишечника составляет от 1 до 3 кг. В разных отделах ЖКТ количество бактерий различно, большинство микроорганизмов локализованы в толстой кишке (около 1010-12 КОЕ/мл, что составляет 35-50% ее содержимого). Замечено, что с возрастом, у одного и того же индивидуума трофические характеристики претерпевают большие изменения.
  Если брать бактериальное сообщество микрофлоры кишечника, то он весьма чутко реагирует на любые принятые пищевые композиции и лекарственные препараты. Что же говорить о различиях в бактериальной флоре разных людей? Конечно, они существенно отличаются сугубо индивидуальной вариабельностью, зависимой от многих нюансов процесса ассимиляции пищи данным организмом.
  Поэтому, при составлении адекватного пищевого рациона нужно исходить из субъективного комплексного подхода, максимально учитывающего индивидуальные характеристики пищеварения. Далее, особое значение приобретает оптимизация ассимиляции пищи посредством заселения желудочно-кишечного тракта нужным симбиотическим комплексом (сообществом) бактерий, свойственным базовой, здоровой человеческой микрофлоре.
  Только с культивацией полноценной микрофлоры кишечника, есть возможность избавиться от тяжелых системных патологий, включая онкологические заболевания. Но тут существует очень интересный нюанс. У каждого человека микрофлора индивидуальна и неповторима так же, как отпечатки пальцев. Соответственно, и фекалии по этой причине, различны.
 Формирование кишечной микрофлоры происходит с первых дней жизни ребенка, приближаясь к показателям взрослого в течение второго года жизни, у большинства претерпевая существенные изменения в зрелом возрасте. Уже у 3-х летних детей в здоровой толстой кишке существуют представители факультативно-анаэробных бактерий рода Streptococcus, taphylococcus, Lactobacillus, nterobacteriacae, Candida и более чем 80% биоценоза занимают анаэробные бактерии, в большинстве - грамположительные: эубактерии, анаэробные лактобациллы, пропионобактерии, вейлонеллы, пептококки, пептострептококки, а также грамотрицательные бактероиды и фузобактерии.   По «умолчанию» принято считать, что главная микрофлора толстой кишки представлена анаэробными бактериями, тогда как аэробные бактерии составляют сопутствующую микрофлору. Расселение микроорганизмов на протяжении ЖКТ имеет сравнительно точные закономерности и актуально коррелирует с состоянием пищеварительной системы.
  Подавляющее число микроорганизмов (до 90%) культивируются в отдельных секторах кишечника постоянно и являются основной (резидентной) микрофлорой; около 10% составляет факультативная (или добавочная, сопутствующая микрофлора); и 0,01-0,02% приходится на долю случайных (или транзиторных, остаточных) микроорганизмов. Клостридии, стафилококки, протей и грибы относятся к остаточной микрофлоре. Помимо этого, в толстой кишке находятся около 10 разновидностей кишечных вирусов и некоторые представители непатогенных простейших.
  Облигатных и факультативных анаэробов в толстой кишке всегда на порядок больше, чем аэробов, причем строгие анаэробы непосредственно адгезированы на эпителиоцитах, выше располагаются факультативные анаэробы, далее - аэробные микроорганизмы.    Таким образом, анаэробные бактерии (в основном бифидобактерии и бактероиды, суммарная доля которых составляет около 60% от общего количества анаэробных бактерий) являются наиболее постоянной и многочисленной группой микрофлоры кишечника, осуществляющей основные функции.
  Надо заметить, что все это многообразие симбиотов пропорционально вариабельна и достаточно индивидуальна, чтобы говорить о неповторимости личного комплекса микроорганизмов. Поэтому точно воспроизвести пул симбиотов желудочно-кишечного тракта практически невозможно. В связи с этим фактом разговор может идти только о восстановлении индивидуального бактериологического пула и последующую его оптимизацию.  
  И в этом плане у меня есть для всех хорошая новость, а именно то, что в кишечнике при любых обстоятельствах - от рождения и до самой смерти, сохраняется достаточное количество симбиотов собственной неповторимой микрофлоры. Даже многолетнее интенсивное применение самых агрессивных видов антибиотиков, беспощадно уничтожающих кишечную микрофлору, ни при каких обстоятельствах не может ее всю ликвидировать! В эксперименте, даже целенаправленная стерилизация кишечника невозможна без тяжких последствий для организма в целом (вплоть до летального исхода).
  В кишечнике всегда остается потенциал симбиотов, достаточный для локальной реанимации и расселения и особенно это касается содержимого аппендикса, фактически являющегося своеобразным депо, а точнее – чрезвычайным хранилищем для микрофлоры. При правильном подходе с применением специальных био-композитных комплексов и пребиотиков – бустеров, на полное восстановление до нормативного массива микрофлоры потребуется в среднем полгода.  
  Придерживаясь соответствующего пищевого рациона, исключив употребление продуктов, содержащих дрожжевые культуры, плесневые грибки, мико-токсины, хлорированную или фторированную воду, йодированную соль и другие ингредиенты, можно из ничтожного количества вырастить нормативный комплекс той же бифидо-лактофлоры, которая состоит - в среднем, из 2,5 кг клеток (около сто тысяч миллиардов экземпляров)!
  Обычно, при проблемах с микрофлорой рекомендуют прием ПРОбиотиков, которые сегодня весьма популярны, в качестве (якобы) эффективного терапевтического средства среди врачей, специалистов-диетологов и самих пациентов, хотя никакого особого смысла в «лечении» ими нет. И, вот почему. Пробиотики - это бактерии. Это полезные кисломолочные бактерии, выращенные в биореакторах, затем изолированные от среды, отмытые, высушенные и упакованные в таблетки или рассыпанные по капсулам. В чем смысл их применения?

  Сама идея проста и казалось бы, полезна. И, очень похожа на «витаминную». То есть, если не хватает каких-то полезных бактерий в организме, то обязательно эти бактерии надо принимать в виде лекарственных препаратов типа; бифидумбактерина, линекса, пробифора, других препаратов и напитков из разряда различных иогуртов, актимелей, линейки биокефиров и т.д. Такая заместительная терапия, обычно предлагаемая зачастую просто по анализу кала, не совсем эффективна и даже вредна. Если индигенная (индивидуальная) микрофлора кишечника погибла, то привить вместо неё экзогенную микрофлору практически не возможно – даже самую квалифицированно заселенную в кишечник, так как она вряд ли приживется.
  Также, нужно иметь в виду, что количество бактерий в одной таблетке или капсуле настолько мизерно, что составляет стотысячную долю от необходимой для компенсации дефицита микрофлоры и для достижения нормы, их нужно принимать килограммами в сутки! Поэтому стратегия восстановления пула сибиотов кишечника должна ставить задачу не заселять кишечник чужеродной микрофлорой с помощью ПРОбиотиков, а стимулировать возрождение собственной микрофлоры! Здесь огромное значение приобретают не-ассимилируемые углеводы – «ПРЕбиотики» (или так называемая «клетчатка»), которых, собственно, и человеческой пищей назвать нельзя, так как они практически в неизмененном виде транспортируются в толстую кишку.
  В основном, это так называемые полисахариды, которые представляют собой длинно-цепочечные углеводы, чаще всего - растительного происхождения. К примеру, инулин, содержащий фруктозу, перерабатываясь бифидо- и лакто-бактериями, способствует их росту, также, повышает всасывание кальция и влияет на метаболизм липидов, нивелируя риск развития атеросклероза. «Клетчатка» или пищевые волокна - большая гетерогенная группа полисахаридов, наиболее известными из которых являются целлюлоза и гемицеллюлоза.        Целлюлоза - неразветвленный полимер глюкозы, а гемицеллюлоза - полимер глюкозы, арабинозы, глюкуроновой кислоты и ее метилового эфира. Пребиотическая масса, не перевариваемая в желудке и тонком кишечнике из-за отсутствия, к примеру, фермента бета-гликозидазы, невостребованным транзитом попадает в толстую кишку, где прекрасно расщепляется комплексами бифидобактериий и лактобацилл, являясь для них отличным пищевым субстратом. Основным итогом такой переработки являются высококачественные белковые структуры (незаменимые аминокислоты, в том числе), которые являются лучшей питательной субстанцией для конкретного организма.

  Таким образом, снабжая такой биомассой симбиотов микрофлоры, мы поддерживаем работу самого настоящего персонального био-реактора, отвечающего за синтез витаминов, энзимов, липидных соединений, жирных кислот, поддержку оптимального иммунного статуса, эпителиальной регенерации кишечника, дезинтоксикацию пищеварительного тракта и организма, в целом. Помимо функции субстрата для питания лакто- и бифидо-флоры и опосредованно поставщика короткоцепочечных жирных кислот для колоноцитов, пищевые волокна оказывают и другие важные эффекты. Они обладают высокой адсорбционной способностью и удерживают воду, что приводит к повышению осмотического давления в полости кишки, увеличению объема фекалий, ускорения транзита по кишечнику, что обусловливает нормальный слабительный эффект.
Рон Райбер (Из книги: "Termination of Cancer in the last stage" («Терминация Рака на последней стадии»). Перевод Романа Лившица.

  • 22 Nov 2016